Дмитрий Петров

«…Чтобы овладеть языком в совершенстве, не хватит и жизни. Чтобы научиться говорить профессионально, надо потратить достаточно много времени, сил, энергии. Но чтобы элементарно научиться понимать людей и, самое главное, избавиться от страха, который тормозит всякое желание объясняться на языке, для этого нужно не более нескольких дней».

 

«В любом достаточно сложном языке, включая русский и французский, существует пять-десять базовых схем, опираясь на которые можно наработать несгораемый запас языка. Можно им ограничиться либо сделать его платформой для дальнейшего изучения. Уверяю вас, даже люди, не обладающие выдающейся памятью, могут всё это осилить».

 

Александр Ляхов

Главное - чётко видеть цель и точно знать, как её достичь. Просто нужен кто-то опытный и знающий, такой как Дмитрий Петров, кто разложит всё по полочкам в твоём захламленном мозгу и даст дельные рекомендации по обслуживанию этого хозяйства.

 

Леонора Нигматуллина

Пользуясь методикой Дмитрия Петрова можно существенно облегчить свое обучение и понимание иностранного языка. Он очень интересно, доступно и нетрадиционно объясняет материал, помогает преодолеть языковый барьер (что немаловажно). Жаль, что приезжает к нам не часто, с удовольствием бы продолжила свое обучение.

 

Герман Наталья

переводчик, лингвист, преподаватель английского языка

«Все гениальное - просто», вот тот самый лозунг, которым можно описать методику преподавания Дмитрия Юрьевича. Методика действительно УНИКАЛЬНА во всех отношениях. Во первых,  с само го первого занятия ты начинаешь говорить на изучаемом языке, а во вторых появляется неподдельный интерес изучать язык во всех его аспектах и разнообразиях, потому что ВСЕ РАЗЛОЖЕНО ПО ПОЛОЧКАМ

Forbes Беседы с полиглотом Петровым - 2

Продолжаем цикл интервью с автором уникального психолингвистического метода изучения иностранных языков, полиглотом, переводчиком-синхронистом Дмитрием Петровым. Кстати, сегодня, 1 декабря, он начал в Алматы очередной курс, где преподает основы сразу двух языков – английского и испанского

 

«Главное в изучении языков – мотивация»

F: Вы сейчас занимаетесь переводческой деятельностью или сосредоточились только на обучении языкам?

- Мое основное занятие – синхронный перевод. Я организую услуги по синхронному переводу на международных мероприятиях, преподаю этот предмет в Российском государственном лингвистическом университете.

F: Вы работали с Владимиром Путиным, другими известными

политиками. Наверняка во время перевода происходили какие-то курьезные случаи…

- Переводческая жизнь, особенно у синхронистов, полна курьезов. Это такая сфера, которая требует не просто знания языка, а определенного артистизма, отождествления себя с тем, кого переводишь, и такого качества, как стрессоустойчивость. Часто почвой для курьезов бывает соприкосновение, а иногда столкновение менталитетов разных народов.

Например, порой удивляют французы, которые славятся языковым патриотизмом. За последние годы я был свидетелем нескольких курьезов, когда они вдруг переходили на французский, даже если прекрасно владели английским. А ведь чтобы обеспечить синхронный перевод, требуются технические условия: совместить технически кабинки переводчиков, если возникает необходимость в использовании трех языков. Когда французы неожиданно, ссылаясь на статус великой державы, начинают говорить по-

французски, очень часто это вызывает хаотичное метание среди переводчиков.

Французским я тоже владею, и несколько раз мне приходилось буквально

спасать ситуацию, быстро переключаться с одного языка на другой. Поэтому и считаю, что те, кто занимается языками, не должны ограничиваться знанием одного. Хотя какое-то время была иллюзия, что все, в конце концов, перейдут на английский…

F: Можете вспомнить случай, когда неверный перевод привел к казусу, конфликту или другой нестандартной ситуации?

- Мировой войны, слава Богу, не возникло, расторжения дипломатических отношений тоже. Но какие-то неточности, недомолвки всегда случаются, и для политиков это очень удобная «отмазка»: если они вдруг захотели отыграть какую-то позицию назад - всегда можно сослаться на то, что «не так перевели».

Вот одна из самых характерных, но вполне объяснимых ошибок при переводе: по-английски «миллион» и «миллиард» звучат очень похоже – million и billion. При быстрой речи разница часто незаметна, и миллионы путают с миллиардами.

F: Есть ли такие языки, которые вы не знаете и хотели бы выучить?

- Да, этот процесс никогда не заканчивается. К примеру, хотел бы заняться китайским языком. Не просто заняться, но и адаптировать его под свою систему, потому что он становится достаточно востребованным. Для меня изучение языков - не просто их коллекционирование, а достаточно прагматичное занятие. Впрочем, мой интерес к языкам не всегда рационален. Скажем, я люблю изучать древние языки, на которых сегодня поговорить особо не с кем.

F: Так сколько языков вы все-таки знаете?

- Мне непросто ответить на этот вопрос. И не из-за кокетства, а из-за того, что сначала придется дать определение, что такое – «знать язык». Есть языки, на которых я могу профессионально работать, переводить, преподавать. Есть языки, на которых я только общаюсь, - например, чешский или греческий. Как-то не было необходимости доводить их до высокого профессионального уровня, потому что они малоприменимы. Есть языки, которые мне интересны академически: древние или языки, которые интересны как источник

информации, на которых я свободно читаю, но разговаривать особо не приходится. В течение жизни в общей сложности я занимался более чем сотней языков. В той или иной мере изучал, осваивал их, но, разумеется, говорить, что владеешь языками, можно о лишь тех, которыми пользуешься более или менее постоянно.

Однако, когда владеешь системой, можешь быть уверенным в том, что когда возникнет необходимость вспомнить забытый или освоить новый язык, то это произойдет достаточно быстро.

F: Что способствует быстрому освоению иностранного языка?

- Прежде всего – мотивация. Ее можно подразделить на универсальную и частную. Универсальная мотивация связана прежде всего с тем, что у нас появилась возможность путешествовать и общаться с людьми из разных стран. Число туристов, людей, совершающих деловые и частные поездки за границу, идет на миллионы. При этом многие из них страдают от дефицита базовых знаний языков, хотя они учили их в школе и в вузе, и стремятся наверстать упущенное. Так что эта универсальная мотивация растет, ширится и, надеюсь, будет продолжаться.

Частная мотивация связана либо с профессиональными интересами, либо с личной жизнью: кто-то подружился, кто-то влюбился…

В общем, мотивация всегда присутствует на двух уровнях: та, которая всегда и для всех, и та, которая движет непосредственно мной.

F: У вас достаточно необычная семья. Как вы познакомились с будущей супругой? Пошли ли дети по вашим стопам?

- С Анамикой мы познакомились в университете, в котором учились и где я сейчас преподаю. Она приехала со своей семьей в Москву из Индии. Ее отец профессионально занимался переводом классиков русской литературы: Достоевского, Толстого, Гоголя – с русского на хинди. Кстати, мои родители

тоже закончили этот вуз (в советское время – Московский государственный педагогический институт иностранных языков им. Мориса Тореза (МГПИИЯ). - F).

У меня трое детей. Старший сын Демьян закончил обучение в том же самом

университете, на том же самом переводческом факультете, что и я, и сейчас работает профессиональным переводчиком, в том числе в сфере и синхронного перевода, и письменного. У него достаточно профессиональное владение английским и испанским, но на этом он не останавливается, так что династия продолжается.

Источник: 
http://forbes.kz/life/hero/besedyi_s_poliglotom_petrovyim_-_2/?mark=%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B9%20%D0%BF%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B2